Археологический музей ИвГУ

ПУБЛИКАЦИИ

Objets méconnus: Industrie de l’os préhistorique.

Paris: Société Préhistoque Française, 2001. Cahier IX. P.85-89: ill. [Франция].

MASQUE SUR BOIS D'ELAN

Kostyleva Elena, Outkin Alexandre, Ramseyer Denis

1. Caracteres generaux.

1.1. Definition.

Objet de forme quadrangulaire pris sur palme d'elan evidee, a parois laterales perforees, muni d'un appendice allonge rectiligne.

1.2. Piece princeps.

Sakhtych 2A, Russie centrale (province d'Ivanovo) (Krainov et al. 1993).

1.3. Repartition geographique.

Jusqu'a ce jour, ce type d'objet n'a ete identifie qu'a Sakhtych.

1.4. Repartition chronologique.

Eneolithique forestier russe (culture de Volossovo). C-14: entre 4790±180 BP et 4430±250 BP, soit en date calibree: entre 3895 et 3150 avant J.-C. ou 3640 et 2655 avant J.-C.

1.5. Echantillon de reference.

L'echantillon ne se compose que d'un exemplaire, entier et bien conserve, depose au Musee d'Ivanovo.

2. Morphologie.

Hauteur, Largeur, Epaisseur mesures (en mm): 205, 155, 30 (dont 90 pour l'appendice)

3. Etude technique.

Le bois a ete decoupe transversalement dans sa partie la plus large et la plus massive dans le but d'obtenir un objet de forme quadrangulaire muni d'un long appendice. La face anterieure (concave) a ete evidee, a l'exception des bords . La face posterieure, ainsi que les partieslaterales et l'appendice ont ete soigneusement regularises au silex puis polis. Des stries de raclage oblique au silex sont encore bien visibles sous le polissage. Trois perforations (deux a gauche et une a droite) ont ete amenagees sur les parois laterales.

4. Hypotheses d'utilisation.

La forme generale de l'objet evoque un masque a visage humain: la partie superieure quadrangulaire represente le front, avec des details anatomiques (sourcils) bien mis en evidence, l'appendice le nez (details d'un realisme sai-sissant). Les perforations laterales sont destinees a passer une ligature pour l'attache du masque. La partie quadrangulaire etait appliquee sur le front alors que l'appendice etait posee sur le nez de celui qui le portait. Le masque de Sakhtych a ete trouve dans une fosse ou il etait associe a des ossements d'ours, d'elan, de castor et de martre, ainsi qu'a un recipient en ceramique bien caracterisque de la culture de Volossovo: on peut penser qu'il s'agit d'une of-frande. Sur la base de paralleles ethnographiques, on peut emettre l'hypothese que le masque represente soit un ancetre disparu (effigie du defunt), soit un masque de chaman (utilisation de l'effigie d'un personnage important pendant une ceremonie funeraire ou lors d'un rite particulier lie au culte des morts) (Krainov et al. 1993). Des essais de reconstitutions physiologiques basees sur les quelettes neolithiques exhumes dans les sepultures voisines de la fosse-sanctuaire, montrent des individus a front haut et nez allonge (Roguinskii et Levin 1978), comme l'illustre le masque en bois d'elan.

S'il s'agit a l'heure actuelle du seul exemplaire en bois de cervide connu dans la Prehistoire, on rappellera la decouverte de masques neolithiques en pierre en Palestine (Bienert 1990; Cauvin 1994, p.154-155 et Pl.VII) et les figurations de masques sur les peintures rupestres du Sahara (Lhote 1958, fig. 52-53), egalement datees du Neolithique. On mentionnera egalement la decouverte a Sion (Valais, Suisse), dans un site du Neolithique moyen, de cranes de mouton dont la partie anterieure a ete intentionnellement detachee et qui presentaient des fractures volontaires pour leur donner une forme particuliere (Sauter et al. 1979, Pl.VI), rappelant des masque. Enfin, on signalera la decouverte de cranes de cerf amenages, munis de perforations, trouves lors de fouilles anciennes sur les palafittes suisses (Clutton-Brock 1991, fig.1), dates du Neolithique ou du Bronze final (contexte chronologique incertain).

5. Bibliographie.

Avdeev A.D. - 1960. Maska: Opyt tipologuitcheskoi classifikatsii po etnografitcheskim materialiam. Sbornik mouzeia antropologuii i etnografii XIX, Moscow, p.38-110.

Bienert H.-D. - 1990. The Er-Ram Stone Mask at the palestine Exploration Fund, London. Oxford journal of Archaeology, 9/3, p.257-261.

Cauvin J. - 1994. Naissance des divinites, naissance de l'agriculture. La revolution des symboles au Neolithique. Ed.CNRS, coll.Empreintes, Paris.

Clutton-Brock J. - 1991. Representation of the female breast in bone carvings from a Neolithic lake village in Switzerland. Antiquity, vol.65, № 249, Oxford, p.908-910.

Krainov D.A., Kostyleva E.L. & Outkin A.V. - 1993. Pogrebeniya i ritual'nye kompleksy na stoianke Sakhtych 2A. Arkheologuitcheskiye vesti, 2, St.Petersburg, p.20-30.

Lhote H. - 1958. A la decouverte des fresques du Tassili. Arthaud, Paris.

Roginskii Y. & Levin M.G. - 1978. Anthropologuiya. Moscow.

Outkin A.V. & Kostyleva E.L. - 1997. Les sanctuaires funeraires volosso-viens des sites de Sakhtych. Age de la Pierre de la Plaine europeenne: objets en matiere organique et structures d'habitat comme reflet de la culture humaine. Preactes du colloque de Sergiev-Posad (1-4 juillet 1997), p.83-84.

SAUTER M.R., GALLAY A. & CHAIX L. - 1971. Le Neolithique du niveau inferieur du Petit-Chasseur a Sion, Valais. Annuaire de la Societe Suisse de Prehistoire et d'Archeologie, 56, Bale, p.17-76.

* * *

АНТРОПОМОРФНАЯ МАСКА СО СТОЯНКИ САХТЫШ IIA В ЦЕНТРАЛЬНОЙ РОССИИ

Е.Л.Костылева, А.В.Уткин

Во второй половине III - первой четверти II тыс. до н.э. на громадной территории лесной зоны Восточной Европы (от восточного берега Балтийского моря до западных склонов Уральских гор и от Белого моря до границы лесостепи) проживали родственные группы населения, материальные остатки жизнедеятельности которых современные исследователи объединяют в серию археологических культур с пористой керамикой и относят их к лесному энеолиту. Наиболее детально среди этих культур изучена волосовская. Основу экономики волосовского населения составляло высокопродуктивное присваивающее хозяйство - охота, рыбная ловля и собирательство, что хорошо документируется находками многочисленных и разнообразных орудий труда, керамической лепной посуды и остеологических материалов в культурных слоях поселений,

Серийно на волосовских стоянках представлены и артефакты, свидетельствующие о духовной культуре и художественных вкусах энеолитического населения. Это - примитивные флейты из кости, костяные игральные фишки с цилиндрическим орнаментом, многочисленные антропо- и зооморфные изображения из кремня, кости и рога, скульптурные модели фаллоса и т.п. (Ошибкина С.В., Крайнов Д.А., Зимина М.П., 1992).

Среди всего этого многообразия художественных изделий особо следует выделить уникальную находку - антропоморфную маску со стоянки Сахтыш IIA (Тейковский р-н Ивановской обл.), не имеющую пока аналогов в древностях лесного энеолита. (Крайнов Д.А., Костылева Е.Л., Уткин А.В., 1993) Маска объемна, поражает воображение зрителя совершенством формы и мастерством обработки. Она изготовлена из цельного куска основания рога лося и представляет собой неполное изображение физиономии взрослого человека в натуральную величину: лобную часть и нос. На ее внешней поверхности с помощью кремневого резца и шлифовки тщательно проработаны основные детали анатомии лица - лобные бугры, брови и объемные очертания носа, которому придана «классическая» форма. Внутренняя поверхность обработана более грубо, но этого оказалось достаточно, чтобы ее можно было безболезненно надевать на лицо. Крепление маски на голове осуществлялось с помощью простых шнурков, которые провздевались в четыре просверленных по краям налобника отверстия и завязывались на затылке.

На неординарность сахтышской маски указывает и ее местонахождение на памятнике. Она была обнаружена в 1990 г. при раскопках первого погребального «святилища» (Уткин А.В., Костылева Е.Л., 1997). Последнее реконструируется как капитальное сооружение, состоявшее из двух частей. Наземная деревянная постройка имела в плане правильный пятиугольник со стороной 5 м и выходом на восток в вершине. Ее площадь не превышала 45-50 кв.м. Внутри постройки располагалась яма, углубленная в материк на 0,8 м и ориентированная по длинной оси с ЮЮЗ на ССВ. На глубине 50 см от современной поверхности ее контуры были подовальными, а размеры составляли 1,8х1,4 м. С отметки 0,95 м яма приобрела почти правильные прямоугольные очертания (1,7х0,4 м), прослеживавшиеся до самого дна. В углах ямы сохранились четкие пятна двух пар мощных столбов, нижние концы которых были заострены. Остатки еще двух аналогичных, но меньших в диаметре столбов отмечены и внутри ямы. Все эти столбы, по-видимому, являлись деталями конструкции внутреннего крепления стен ямы и, возможно, ее перекрытия. На дне находился настил из дерева (веток?). В центральной части ямы, в ее заполнении расчищено небольшое, компактное скопление костей медведя, лося, бобра и куницы. Под ними находился неполный развал волосовского сосуда, а чуть глубже была расчищена маска и древесный тлен (очевидно, остатки подноса или короба для ее хранения).

Первое «святилище» располагалось на территории волосовского грунтового могильника, где исследовано 57 погребений, лежавших на спине вытянуто, головой на ЮЗ. Структура могильника достаточно четкая. Могилы были сгруппированы в ряды, отражавшие хронологические этапы формирования кладбища. «Святилище», судя по стратиграфическим наблюдениям и планиграфии могильника, было синхронно ранневолосовским погребениям с обилием украшений из восточнобалтийского янтаря. Это подтверждают также радиоуглеродные даты. Так, угли, взятые непосредственно из-под маски, имели возраст 4790±180 л.н. (ГИН-6556), а из заполнения ямы, т.е. когда она была уже заброшена, - 4430±250 л.н. (ГИН-6555). Другими словами, «святилище» было связано с культом предков и с проведением каких-то ритуальных церемоний в процессе захоронения умерших, а сама «святилищная» яма имитировала могилу предка, обобщенный образ которого олицетворяла роговая маска.

Если мы обратимся к данным этнографии, то, основываясь на классификации, предложенной А.Д.Авдеевым (1960), сахтышскую находку можно отнести или к концу периода развития родового общества, или к началу его распада. В первом случае подобные маски изображают умерших предков (семейных, родовых, племенных). Во втором - это маски «шаманов», служивших средством принятия ими образа или умершего вождя рода/племени во время погребения умерших (или во время каких-то особых церемоний, связанных с культом мертвых). Вероятно, последнее толкование нашей маски ближе к истине.

И прежде чем закончить, отметим еще один момент. Антропологиеский тип, отображенный в маске, уникален своей портретной точностью. Он до мельчайших деталей совпадает с антропологическими реконструкциями внешнего облика ранних волосовских охотников/собирателей, выполненных Г.В.Лебединской по черепам из погребений Сахтыша IIA. И в маске, и в графических портретах волосовцев четко угадываются черты, присущие представителям современной атланто-балтийской малой расы, а именно - высокий лоб и большая длина носа (в процентах нижнего отдела лица) (Рогинский Я.Я., Левин М.Г., 1978: 378).

ЛИТЕРАТУРА

Авдеев А.Д., 1960. Маска: Опыт типологической классификации по этнографическим материалом // Сбориник музея антропологии и этнографии XIX: 38-110. Москва.

Крайнов Д.А., Костылева Е.Л., Уткин А.В., 1993. Погребения и ритуальные комплексы на стоянке Сахтыш IIA // Археологические вести 2: 20-30. Санкт-Петербург.

Ошибкина С.В., Крайнов Д.А., Зимина М.П., 1992. Искусство каменного века: Лесная зона Восточной Европы. Москва.

Рогинский Я.Я., Левин М.Г., 1978. Антропология. Москва.

Уткин А.В., Костылева Е.Л., 1997. Волосовские погребальные “святилища” Сахтышских стоянок // Каменный век Европейских равнин: Объекты из органических материалов и структура поселений как отражение человеческой культуры: Тез.докл.: 83-84. Сергиев Посад.

© 2006-2017. Археологический музей ИвГУ. г.Иваново, ул. Тимирязева, д.5
телефон: +8 (4932) 326188, факс: +8 (4932) 324677.
Сайт создан в рамках аналитической ведомственной целевой программы
Министерства образования и науки РФ "Развитие научного потенциала высшей школы
(2006-2008 гг.)" - проект № 2.2.3.1. 4325.