Археологический музей ИвГУ

ПУБЛИКАЦИИ

Некоторые итоги изучения археологических памятников Ивановского болота. Иваново, 1998. С. 38-43: ил.

А.В. Уткин, Е.Л. Костылева

ЛЬЯЛОВСКАЯ ФИГУРКА ПТИЦЫ ИЗ ГЛИНЫ С ИВАНОВСКОГО БОЛОТА

В 1988 г. при раскопках суходольной части стоянки Ивановское VII была найдена объемная фигурка птицы. Она изготовлена из глины с примесью мелкой несортированной дресвы, обжиг костровый сильный, цвет - серо-желтый. Длина находки составляет 35 мм, ширина - 16 мм, толщина - 15 мм.

Скульптура вылеплена небрежно, как бы наспех, однако очертания птицы в ней угадываются с первого взгляда. Изображение профильное и достаточно реалистичное. Древний мастер крайне скупыми приемами четко выразил общее состояние птицы. Она показана сидящей, вертикально поднятая шея и слегка опущенный вниз короткий хвост передают ее настороженность и внутреннее напряжение, что обычно характерно для отдыхающих птиц, в частности, куропаток. То, что фигурка изображает именно белую куропатку (Lagopus lagopus), свидетельствует ее абрис, миниатюрность и такая деталь, как ямка на брюшке. Последняя - квадратная в плане (5х5 мм), глубиной около 6 мм, сделана по сырому тесту до обжига и выполняла, по-видимому, роль основания для палочки-стержня, вставлявшегося в тело фигурки; именно в таком положении скульптурка более всего напоминает затаившуюся на кочке куропатку.

Фигурка обнаружена на глубине 40 см от современной поверхности, в основании культурного слоя и по стратиграфии памятника формально датируется раннельяловским временем. Типологически она относится к кругу находок мелкой пластики из глины, которые на многочисленных стоянках лесной зоны Северной и Северо-Восточной Европы происходят, главным образом, из слоев с типичной гребенчатой и ямочно-гребенчатой керамикой .

Стилистически рассматриваемую скульптурку следует объединять в одну серию с глиняными орнитоморфными фигурками. К настоящему времени по нашим подсчетам их известно всего 11 штук с одиннадцати памятников. Из них целыми в руки археологов дошли только три. Изображение птицы с Сахтыша II схематично и предельно лаконично, но в таких деталях как утолщенное туловище обтекаемой формы, вытянутая и наклонённая вперед шея с опущенной

вниз головой хорошо “читается” плывущая по воде утка . Другая фигурка утки, с поселения Звейсалас (Латвия), - статична и, пожалуй, наиболее реалистична из всех орнитоморфных фигурок, если рассматривать ее в профиль . Миниатюрная птичка со знаменитой стоянки Кубенино, которую М.Е.Фосс считала водоплавающей, изображена в динамичном повороте, как бы со слегка приподнятыми крыльями, что вызывает ассоциацию с усаживающейся на яйца наседкой, а в имеющемся в основании скульптурки бесформенном налепе из глины при желании можно усмотреть имитацию гнезда .

От двух фигурок дошли только фрагменты птичьих головок. Один, найденный на стоянке Сухое, крайне невыразителен. Второй, с Усть-Валдайки I, наоборот, происходит от скульптуры, у которой была тщательно моделирована форма головы, длинный клюв и ямками обозначены глаза (рис.1:6). Отдаленно гусиный клюв напоминает обломок крупной фигурки из раскопок поселения Андозеро II .

От четырех изображений сохранились только передние части туловища с поднятыми вверх головками. В двух фрагментах (с Сахтыша IIА и с территории Русского Севера) угадываются изображения боровой дичи , в двух других - представители водоплавающей фауны. В неолитическом слое стоянки Вигайнаволок I (Карелия) найден обломок фигурки гуся с резко изогнутой назад шеей и задранным вверх клювом. Примечательна эта находка еще и тем, что она по всей поверхности орнаментирована строчками довольно глубоких ямочных вдавлений (рис.1:7). Фрагмент другой орнаментированной фигурки обнаружен на поселении Жямайтишке II (Литва) . На спине этой скульптуры (судя по посадке головы - утки) тремя параллельными линиями из круглых ямок-наколов показано некое подобие пятнистости.

Последнее из известных нам изображений происходит со стоянки Илекса I. Оно представлено двумя обломками фигурки лебедя с гордо поднятой головой . Особенностью данной скульптурки является то, что на слегка приплюснутом туловище птицы до обжига были сделаны два сквозных отверстия, в которые, очевидно как и у ивановской куропатки, вставлялись палочки-стежни .

В целом, все рассмотренные орнитоморфные скульптурки, включая и с Ивановского болота, по технике изготовления, рецептуре теста, приемам моделировки и стилистике изображений однообразны, совпадают у них порой и мелкие детали.

По формальным признакам в эту серию следовало бы включить еще пару находок - обломок головки утки с поселения Швянтойи XXVI (Литва) и миниатюрную птичку со стоянки Овёрада (Швеция). Однако, во-первых, обе они относятся к другим культурным образованиям лесного неолита и хронологически более поздние, во-вторых, изготовлены с примесью органики и, в-третьих, имеют совершенно другую иконографию: фрагмент из Швянтойи XXVI отличает тщательность изготовления и детализация видоопределяемых признаков , а шведская, крошечная по размерам фигурка изображает птичку в необычном для льяловского времени ракурсе - в полете, с развернутыми на взмахе крыльями .

Как скульптуры водоплавающих птиц некоторыми карельскими археологами рассматриваются керамические поделки, найденные в культурных слоях с керамикой сперрингс на стоянках Уя III (5 шт.) и Сандермоха IV (2 шт.) . Они представлены, в основном, обломками. Их первоначальная форма была необычна и отличалась оригинальностью. Поделки вылеплены в виде челна с низкими бортами, овальным днищем, с широкой округлой кормой и узким, круто задранным вверх носом. Часто они орнаментированы простейшими элементами узора из оттисков гребенчатого штампа и мелких ямчатых наколов. Если судить по опубликованным графическим рисункам, то какого-либо реального (и даже, отдаленного) сходства с водоплавающими птицами, в частности семейства утиных, не фиксируется. Скорее, эти поделки следует интерпретировать как миниатюрные черпаки или ложки, возможно, ритуальные.

Касаясь вопроса назначения глиняной скульптуры льяловского времени, практически все исследователи в настоящее время считают их сугубо культовыми изделиями . Исходя из этого фундаментального вывода, мы рассматриваем орнитоморфные фигурки как материальное отражение зарождения у древних охотников в эпоху неолита сложных космогонических представлений о строении мира и о месте в нем образа птицы, которые в основе своей просуществуют в лесах Восточной Европы несколько тысячелетий, вплоть до средневековья. Эти же идеи фиксируется и в графических рисунках птиц на керамической посуде с типичной гребенчатой и ямочно-гребенчатой орнаментацией . Последние все изображают представителей плывущей авиофауны. Среди глиняных птичек в большинстве случаев также узнаются в основном утка, гусь и лебедь (пять-шесть фигурок из девяти более-менее целых и надежно определимых находок).

В каких ритуалах и какая конкретно роль отводилась скульптурам птиц, неясно. Все они найдены в культурных слоях поселений и не связаны ни с какими комплексами. Если же отталкиваться от их внешнего облика, то складывается впечатление, что они лепились на скорую руку, небрежно (сходство с птицей подчеркивалось только по существу) и предназначались явно для одноразового использования в каком-то рядовом обрядовом действе. Это предположение можно поставить под сомнение, т.к. количество находок глиняных птичек крайне мало (всего 12 шт.). Но если мы допустим, что основная масса фигурок из глины, предназначавшаяся для совершения обыденных ритуалов (после которых они просто выбрасывались), не обжигалась и, соответственно, быстро саморазрушалась, то наше логическое предположение не будет лишено смысла.

* * *

Витенкова И.Ф., 1996. Хозяйство и искусство каменного века - раннего металла // Археология Карелии. Перозаводск. С.174-184: ил.

Гирининкас А., 1990. Крятуонас: Средний и поздний неолит // LA. Кн.7. 112 с.

Гурина Н.Н., 1972. Водоплавающая птица в искусстве неолитических лесных племен // КСИА. Вып. 131. С.36-45: ил.

Журавлев А.П., 1982. Глиняная фигурка водоплавающей птицы на стоянке Илекса I // СА. № 2. С.216: ил.

Ошибкина С.В., 1978. Неолит Восточного Прионежья. М. 232 с.: ил.

Ошибкина С.В., Крайнов Д.А., Зимина М.П., 1992. Искусство каменного века: Лесная зона Восточной Европы. М. 136 с.: ил.

Фосс М.Е., 1940. Стоянка Кубенино: По материалам Каргопольской экспедиции Московского Государственного Исторического музея 1928-1931 гг. // СА. № V. С.31-64.

Фосс М.Е. Древнейшая история Севера // МИА. № 29. 280 с.: ил.

Loze I., 1994. Zvejsalu neolita apmetne Lubana ieplaka // AE. XVI.laid. 24-45. lpp.

Loze I., 1995. Clay figural art in the forest belt of Neolithic Eastern Europe // Archaeologia Baltica. Vilnius. P.20-31: ill.

Welinder S., 1971. Överada: A Pittid Ware Culture Site in Eastern Sweden // Meddelanden Fran Lunds Universitets Historiska Museum: 1969-1970. Lund. P.5-98: ill.

Wyszomirska B., 1984. Figurplastik och Gravskick hos Nord- och Nordosteuropas Neolitiska fangskulturer. Bonn.

----

А.V.Utkin, Е.L.Коstylevа

The clay bird figurine of the Lyalovo culture from the Ivanovskoye peat bog

The clay figurine of a bird, discovered in 1988 during the excavations of the Ivanovskoye VII site is published by the authors in this article.

The sculpture is carelessly modelled. The ancient craftsman depicted a seated bird. The neck, standing erect, and slightly lowered short tail show its alerted state and internal strain, which is characteristic of resting birds, partridges in particular. The similarity of the figurine with the willow grouse (Lagopus lagopus) is indicated by its shape, miniature size and a shallow pit on its belly. The latter was made upon the surface of unburned clay and served as a base for a stem; in this position the sculpture mostly resembles a willow grouse, hiding on hillock.

The figurine was found at the bottom of the cultural layer and is dated to the early period of the Lyalovo culture, basing on the site stratigraphy. From the typological point of view it belongs to the circle of small clay figurines, which are known, mostly, from layers with the Typical Comb and Pit-Comb ceramics on numerous sites of the forest zone Northern and North-Eastern Europe.

© 2006-2017. Археологический музей ИвГУ. г.Иваново, ул. Тимирязева, д.5
телефон: +8 (4932) 326188, факс: +8 (4932) 324677.
Сайт создан в рамках аналитической ведомственной целевой программы
Министерства образования и науки РФ "Развитие научного потенциала высшей школы
(2006-2008 гг.)" - проект № 2.2.3.1. 4325.