Археологический музей ИвГУ

ПУБЛИКАЦИИ

Проблемы хронологии и этнокультурных взаимодействий в неолите Евразии: Хронология неолита, особенности культур и неолитизация регионов, взаимодействие неолитических культур в Восточной и Средней Европе. СПб., 2004. С.52-55: ил.

Костылева Е.Л., Зарецкая Н.Е.

НОВЫЕ ДАННЫЕ ПО НАЧАЛЬНОМУ ЭТАПУ НЕОЛИТА ВОЛГО-ОКСКОГО МЕЖДУРЕЧЬЯ

Ныне общепризнанно, что начальный этап неолита в Волго-Окском междуречье связан с появлением комплексов с накольчатой и неорнаментированной керамикой, соотносимой большинством исследователей с первым этапом развития верхневолжской культуры. В соответствии с радиоуглеродными и палинологическими данными их относят ко времени 7.000-6.500 л.н . Однако, в хорошо стратифицированных условиях - в несмешанном виде с другими типами ранненеолитической керамики, они встречаются крайне редко (Становое-4, Окаемово-3 и 18).

В связи с этим чрезвычайно важным нам представляются новые данные по хронологии начального этапа неолита, полученные по стоянке Сахтыш-2А. Памятник находится в Тейковском р-не Ивановской обл. и входит в комплекс из 14-ти стоянок, расположенных по берегам оз.Сахтыш и вытекающей из него речки Койки (старое название - Кийка). Раскопками 1987-1994 гг. здесь, на суходольной части была вскрыта площадь более 700 кв.м, на которой располагались остатки древних поселений, льяловский и волосовские могильники IV-III тыс. до н.э., насчитывающие в общей сложности более 70 погребений . Культурный слой мощностью около 50 см вмещал находки от мезолита до эпохи поздней бронзы включительно. Стратиграфически расчленить материалы в данной части памятника было достаточно сложно .

В 1999 г. исследование стоянки было продолжено небольшим раскопом (16 кв.м) в прибрежной части озеровидного расширения реки. Здесь в толще торфяных отложений была прослежена достаточно четкая культурно-литологическая стратиграфия (рис. 1). Два верхних слоя - дерн с поддерном и черный оторфованный суглинок - находок не содержали. Лишь в нижерасположенном сером вязком суглинке были встречены редкие обломки (15 экз.) фатьяновской, волосовской и редко-ямочной глиняной посуды - в верхней части,- и "классическая" льяловская керамика (73 экз.) - в нижней.

На уровне пожара, хорошо выделявшегося в виде углисто-зольной прослойки, находилась льяловская керамика "классического" и раннего облика (25 экз.) и поздневерхневолжская с длинно-зубчатым орнаментом (30 экз.).

Ниже, в темно-коричневом торфе мощностью в 60 см, насыщенном лесным мусором, залегала керамика второго этапа развития верхневолжской культуры: c ложношнуровым, коротко-зубчатым и прочерченным орнаментами. Причем, в верхней части торфа обломки плотные с примесью шамота и достаточно густым заполнением орнаментальных зон, а ниже - керамика с разреженным ложношнуровым, коротко-зубчатым (нанесенным в технике наколов) и тычковым орнаментами. Здесь же встречались и неорнаментированные фрагменты от тех же сосудов с разреженной орнаментацией.

И, наконец, на глубине 130-160 см от современной поверхности в верхней и средней части зеленовато-коричневого торфа, насыщенного мелкими остатками светлой по цвету древесины, располагался хорошо выраженный слой с ранней верхневолжской керамикой. В верхнем горизонте этого слоя было найдено несколько обломков от пяти-семи сосудов с накольчатым рисунком, а также череп молодой лосихи, продатированный временем 6230±50 (ГИН-10923) л.н. Основная же масса керамики (около сотни фрагментов примерно от 20-ти сосудов), в том числе самые крупные черепки, залегала на глубине 142-150 см от современной поверхности. На отметке -142 см обнаружен и неполный развал сосуда. Вся керамика этого горизонта без орнамента, с прямыми венчиками и плоскими днищами (4 экз.). Преобладающая примесь к глине - мелкая обильная раковина, в значительной степени выщелоченная, иногда - крупный шамот. У нескольких обломков с раковиной обнаружены включения охристой крошки. Некоторые фрагменты (рис.2) имели достаточно мощный нагар с внутренней стороны, в том числе с "впечатанными" в него зернами калины, который подвергся радиоуглеродному датированию.

Черепки вместе с нагаром (14 экз.) были последовательно обработаны слабыми растворами соляной кислоты, едкого натра и затем опять кислотой, промыты дистиллированной водой и высушены. После этого нагар был удален с черепков и обуглен. В результате было получено 9,5 граммов углерода, из которого удалось извлечь 3,5 мл бензола.

Дата по нагару - 6500±100 (ГИН-10924) л.н. - представляется нам валидной для определения возраста слоя с неорнаментированной керамикой, т.к. получена по материалу, заведомо синхронному времени использования этой керамической посуды. Также, сам нагар, по-видимому, удалось хорошо очистить во время предварительной обработки, и возможные загрязнения были из процесса практически исключены. Можно говорить о том, что полученная дата представляет собой средневзвешенный возраст культурного слоя первого этапа развития ранненеолитической верхневолжской культуры. С учетом доверительного интервала возраст этого слоя можно определить в 6600-6400 радиоуглеродных лет назад.

Ранее, с других памятников Волго-Очья для культурных слоев, вмещающих подобную керамику, были получены по различным материалам (уголь, древесина, сапропель, кость) более древние датировки: Беливо-2 - 7180±60, Жабки-3 - 6870±100, Становое-4 - 7030±100, Окаемово-5 - 6800±140, Окаемово-18 - 6800±60 л.н .

Дата по нагару с керамики Сахтыша-2А, видимо, должна являться самой надежной из всех полученных пока дат для первого этапа верхневолжской культуры.

Разницу в датировках можно объяснить, с одной стороны, удревнением некоторых их них за счет проседания ранненеолитических материалов на более древний хронологический уровень, учитывая, что на всех вышеуказанных стоянках есть слои мезолита . И, с другой стороны, - длительностью процесса "неолитизации" и отражением в более древних датах начальных его этапов, а в дате с Сахтыша-2А - завершающих (чем, кстати, можно объяснить и относительно большое количество здесь ранней керамики). Нельзя до конца исключить и возможное омоложение этой датировки, учитывая, что это первый опыт датирования верхневолжской керамики по нагару.

Ранненеолитический слой на рассматриваемом участке стоянки Сахтыш-2А подстилался финальномезолитическим, расположенным в нижней части зеленовато-коричневого торфа. В условиях непосредственного соприкосновения двух слоев и "проседания" отдельных обломков керамики на мезолитический уровень, лишь тщательный анализ глубин залегания находок с вынесением их в профиль раскопа, а также радиоуглеродное датирование обнаруженных в этом слое остатков деревянных верш и вмещающего их торфа, позволили выявить финальномезолитический горизонт. Датировки его: по вершам - 7390±40 (ГИН-10860) и по торфу - 7530±60 (ГИН-10861) л.н.,- хорошо укладываются в серию дат финальномезолитических слоев торфяниковых стоянок Волго-Окского междуречья (Окаемово-4 и 18А, Нушполы-11, Озерки-5, Ивановское-3 и 7) .

Под финальномезолитическим слоем в сером оторфованном песке залегал слой с находками позднебутовской мезолитической культуры. Радиоуглеродная дата обработанной древесины из слоя - 8060±50 (ГИН-10862), что также не противоречит общепринятым датировкам.

E.L. Kostyleva & N.E. Zaretskaya

New data in the early stage of the Neolithic of the Volga-Oka interflew

Excavations of the coastal part of the site Sahtysh IIА in Ivanovo region, carried out in 1999 by M.G. Zhilin and E.L. Kostyleva produced well defined complex of the early stage of the Upper Volga culture in peat bog sediments. It was overlapped by layers of the second and third stages of its development. Below it were the late and terminal mesolithic layers (Butovo culture).

14-C dating of samples from cultural layer of the site was carried out in the laboratory of the Geological Institute RAS by L.D. Sulerzhitski and N.E. Zaretskaya. A fishtrap from the terminal mesolithic layer is dated to 7390±40 BP (GIN-10860) and the peat incorporating it – 7530±60 BP (GIN-10861). Burnt stuff from fragments of early neolithic flat bottomed vessels without ornamentation was dated to 6500±100 BP (GIN-10924). The skull of a young elk from the layer of the early Upper Volga culture was dated to 6230±50 BP (GIN-10923). Probably it was trampled down into soft shallow water sediments from upper layer.

ЛИТЕРАТУРА

Жилин М.Г., 1994. Археологические исследования на Озерецком торфянике в 1990-1992 гг. // ТАС. Вып.1.

Жилин М.Г., 1995.Стоянка Окаемово 4 на средней Дубне // Проблемы изучения эпохи первобытности и раннего средневековья лесной зоны Восточной Европы. Вып.2. Иваново.

Жилин М.Г.,1996. Некоторые итоги раскопок поселения Озерки 5 в 1990-1994 гг. // ТАС. Вып.2.

Жилин М.Г., 1997. Памятники мезолита и раннего неолита западной части Дубненского торфяника // Древности Залесского края: Материалы к международной конференции "Каменный век Европейских равнин". Сергиев Посад.

Кравцов А.Е., 1987. О хронологии мезолитических и неолитических памятников Мещерской низменности // Вопросы археологии и истории Верхнего Поочья: Тез.докл. Калуга.

Крайнов Д.А., Зайцева Г.И., Уткин А.В., 1990. Стратиграфия и абсолютная хронология стоянки Ивановское III // СА. № 3.

Крайнов Д.А., Костылева Е.Л., Уткин А.В., 1992. Могильник и "святилище" на стоянке Сахтыш IIA // РА. № 2.

Сулержицкий Л.Д., Зарецкая Н.Е., Жилин М.Г., 1998. Радиоуглеродная хронология поселения Ивановское VII // Некоторые итоги изучения археологических памятников Ивановского болота. Иваново.

Энговатова А.В., 1998. Хронология эпохи неолита Волго-Окского междуречья // ТАС. Вып.3.

© 2006-2017. Археологический музей ИвГУ. г.Иваново, ул. Тимирязева, д.5
телефон: +8 (4932) 326188, факс: +8 (4932) 324677.
Сайт создан в рамках аналитической ведомственной целевой программы
Министерства образования и науки РФ "Развитие научного потенциала высшей школы
(2006-2008 гг.)" - проект № 2.2.3.1. 4325.