Археологический музей ИвГУ

ПУБЛИКАЦИИ

Тверской археологический сборник. Тверь, 1998. Вып. 3. С. 111-115: ил.

А.В. Уткин, Е.Л. Костылева

ВОЛОСОВСКИЕ СКУЛЬПТУРНЫЕ МОДЕЛИ ФАЛЛОСА

Среди множества артефактов, находимых археологами в культурных слоях древних поселений, эпизодически встречаются отдельные предметы и целые серии вещей, функциональное назначение которых на первых порах определить крайне трудно. Лишь со временем, главным образом, после накопления определенного количества аналогичных находок или при констатации каких-то специфических условий их обнаружения, становится возможным дать им правильную интерпретацию. Такая судьба "постигла" новгородские деревянные цилиндры - бирки сборщиков дани конца X-XI вв. [1, c.139-141]. Еще более запутанными и взаимоисключающими были толкования составных клювов из кости и рога от ритуальных птичьих масок рубежа III-II тыс. до н.э.[2].

Наконец, аналогичная ситуация повторилась и с находками скульптурных моделей фаллоса. Первоначально их рассматривали как обычные образцы виртуозного костерезного искусства эпохи энеолита или принимали за рукояти составных орудий. Однако обнаруженный в 1979 г. на стоянке Сахтыш II предмет [3, с.119; 4, с.84], который имел четко выраженную форму мужского penis'а в состоянии эрекции, позволил Д.А.Крайнову выделить подобные вещи в самостоятельную типологическую категорию [5, с.101-105].

В настоящее время по нашим подсчетам к ним можно отнести примерно 13-ть находок с семи памятников. Они изготовлены из кости, рога или дерева, имеют Г-образную форму и состоят как бы из двуединых частей: длинная - собственно изображение фаллоса, короткая - рукоять.

Скульптуры penis’а вырезаны почти в натуральную величину, на конце имеют хорошо узнаваемое анатомическое утолщение. По внешнему краю моделей прорезаны неглубокие желоба, в которые вкладывались подвижные стержни, имитировавшие os penis медведя.

Рукояти по отношению к фаллосам расположены под углом 90° и имеют различное оформление. По ним модели можно разделить на три типа. В первый объединяются пять скульптур, найденных на стоянках Черная Гора [6, с.33, рис.4: 1], Волосово [7, с.367, рис.73], Ивановское VII [5, с.103, рис.137], Шагара II [8, с.94] и Языково I. У всех их рукояти выполнены в форме реалистичного изображения головы гуся/лебедя. Ко второму типу относятся также пять моделей (одна - с Ивановского III [5, с.104, рис.139], остальные - с Сахтыша II [5, с.104, рис.140: 2]), у которых рукоятями являются лопаточки, вырезанные в виде удлиненного в плане ромба и орнаментированные косыми нарезными линиями. Третий тип представлен пока единственным экземпляром с Сахтыша II [5, с.103, рис. 138: 1]. Он изготовлен из края тазовой кости крупного животного, поэтому рукоять, в силу специфики материала, имеет простую форму подтреуго-льного в сечении стержня. Наконец, у двух моделей (обе с Сахтыша II [5, с.102, рис.136]) рукояти утрачены и судить о их типах не представляется возможным.

Более-менее точные обстоятельства нахождения скульптур нам известны в 11-ти случаях. Пять моделей - одна с Ивановского III, прочие с Сахтыша II - были в составе волосовских кладов, где они датируются по С-14 3720-4150 л.н. [9, с.29; 10, с.38-39]; три (все с Сахтыша II) - происходят с территории ритуальных погребальных площадок; столько же (с Черной Горы, Ивановского VII и Шагары II) - обнаружено в культурных горизонтах волосовских поселений. Скорее всего, с культурными слоями стоянок связаны и остальные находки (с Языкова I и Волосова).

Другими словами, наиболее надежно документированные условия нахождения большинства моделей, их специфическая конструкция и изображение penis’a в явно возбужденном состоянии свидетельствуют, что эти предметы имели сугубо культовое назначение. Их неординарность подчеркивается также косвенными данными: из семи сахтышских скульптур шесть намеренно сломаны, у деревянной модели с Ивановского III ударом рубящего орудия отсечен кончик фаллоса и сломана костяная имитация os penis медведя, а у черногорской находки вся поверхность была окрашена красной охрой [6, с.34].

По-видимому, скульптурные модели фаллоса, с одной стороны, олицетворяли образ предка волосовцев (человека-медведя), культ которого был чрезвычайно распространен в их среде [11, 12], а, с другой, могли использоваться при совершении специфических обрядов, связанных с женскими инициациями. В этих случаях модель выполняла роль penis’a прародителя, а рукоять в виде головы гуся/лебедя (или его стилизованного аналога - лопаточки) символизировала душу прародителя. (Как известно, у многих примитивных народов душа изображалась в виде птицы, а в древневедийском языке слово ‘hamsa’ означало одновременно и “гуся” и “душу, познавшую высший Дух, высшую истину” [13]).

Дальнейшие полевые исследования безусловно выявят новые находки скульптурных моделей фаллоса, обнаружатся они и при внимательном просмотре костяных изделий в старых коллекциях, особенно с памятников, где открыты волосовские погребения (Языково I, Черная Гора, Володары и, возможно, Сахтыш I). Однако количество их в будущем вряд ли резко увеличится, скорее всего, не расширится и география их распространения. По нашим наблюдениям (во многом субъективным) эти специфические ритуальные предметы бытовали только у волосовских общин Волго-Окского междуречья в течение относительно короткого времени - на закате развития культуры.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Янин В.Л., Рыбина Е.А. Открытие Древнего Новгорода // Путешествия в древность. М., 1983. С.123-183: ил.

2. Сидоров В.В. Манок - музыкальный инструмент эпохи неолита // Народные инструменты и инструментальная музыка. М., 1987. Ч.1. С.157 -163: ил.

3. Крайнов Д.А. Ритуальный памятник Сахтышских стоянок // Природа. 1980. № 8. С.118-120: ил.

4. Крайнов Д.А. Новые исследования стоянки Сахтыш II // КСИА. 1982. Вып.169. С.79-86: ил.

5. Ошибкина С.В., Крайнов Д.А., Зимина М.П. Искусство каменного века: Лесная зона Восточной Европы. М.,1992. 136 с.: ил.

6. Цветкова И.К. Украшения и скульптура из неолитического посе-ления Черная Гора // Экспедиции Государственного Исторического музея: Доклады на Ученом Совете ГИМа 5-7 февраля 1969 г. М., 1969. С.25-38: ил.

7. Городцов В.А. Археология: Каменный период. М., Пг., 1923. 397 с.: ил.

8. Фролов А.С., Трусов А.В., Сорокин А.Н. Разведки в Мещере // АО 1975 г. М., 1976. С.94,95: ил.

9. Крайнов Д.А., Зайцева Г.И., Уткин А.В. Стратиграфия и абсолютная хронология стоянки Ивановское III // СА. 1990. № 3. С.25-31: ил.

10. Крайнов Д.А., Зайцева Г.И., Костылева Е.Л., Уткин А.В. Абсолютная хронология Сахтышских стоянок // АПВКМ. 1991. Вып.5. С. 33-42: ил.

11. Уткин А.В., Костылева Е.Л. Антропоморфные изображения волосовской культуры // ТАС. 1996. Вып.2. С.259-270: ил.

12. Utkin A.V., Kostyleva E.L. Neolithic flint anthropomorphic sculpture in the East European forest zone of Russia // European Association of Archaeologists. Second Annual Meeting: Abstracts. Riga, 1996. P.79,80.

13. Третьякова Э.В. О сакральном смысле языка древнейших Вед // Рукопись. Л.15.

Utkin A.V. & Kostyleva E.L.

VOLOSOVO SCULPTURAL PHALLIC MODELS

In the present article the authors publishe sculptural models of phallus. The models are small in number (only 13 are known), made of bone, horn or wood, L-shaped and consist as if of two parts: the long one - representation of the phallus itself, and the short one - a handle.

The sculptural phallus is made life-size and has a well-known anatomical bulge. Along its external edge there is a shallow groove for to insert a bone mooving bar imitating a bear's os penis.

The handle is located in 90 to the phallus and is designed in different ways. It is either a small blade in the form of an oblong rhombus ornamented with slanting cut lines, or a realistic representation of the goose/swan-head.

Five models were found in the cultural layers of Yazykovo-I, Ivanov-skoe-VII, Chernaya Gora, Shagara-II and Volosovo sites. Others were found in the burial tools and decorations treasures in the Ivanovskoe-III site and Sakhtysh-II cemetery, where they are dated by C-14 3720-4150 BP.

In other words, the mostly reliable documented conditions of location of the most part of the models, their specific construction and representation of the erected penis testify to the fact that these subjects had particulary cult function. Evidently, on the one hand the sculptural phallic models personified naturalized fertility symbol, and on the other hand they served as an instrument with the help of which the Volosovo "shamans" (pagan priests) ritually "fertilized" maidens. In this procedure the sculptural phallic model played a role of ancestor's penis, and the goose/swan-head-formed handle (or its stylized analogy - a blade) symbolized the ancestor's sole. (As it is known, many primitive people represented a sole in the form of a bird; and in the ancient Veda language the word 'hamsa' meant both 'a goose' and 'a sole, which sensed the High Spirit, Divine Truth').

© 2006-2017. Археологический музей ИвГУ. г.Иваново, ул. Тимирязева, д.5
телефон: +8 (4932) 326188, факс: +8 (4932) 324677.
Сайт создан в рамках аналитической ведомственной целевой программы
Министерства образования и науки РФ "Развитие научного потенциала высшей школы
(2006-2008 гг.)" - проект № 2.2.3.1. 4325.